Я - памятник отцу...

Есть такое стихотворение у Андрея Вознесенского.

...Он для меня как Бог.                                                                                                                                         По своему подобью                                                                                                                   слепил меня, как мог,                                                                                                                  и дал свои надбровья. 

Он жил мужским трудом,                                                                                                      в свет превращая воду,                                                                                                                                     считая, что притом                                                                                                                 хлеб будет и свобода...

Моему отцу, Куницыну Владиславу Викторовичу исполнилось бы 22 декабря 80 лет...

"Он жил мужским трудом..." 

После окончания Пензенского сельскохозяйственного института по распределению работал инженером 5 лет в Мордовии в колхозе "Красный свиновод", затем в совхозе им. Мичурина, а с 1976 по 1982 директором совхоза им. 9 Января Лунинского района Пензенской области. 

За несколько лет вывел совхоз в миллионеры... Кроме садов (яблони, вишня, смородина, малина, виктория и др.) и завода по переработке, было еще растениеводство и животноводство, за высокие результаты в котором доярок награждали бесплатными автомобилями... Семь комиссий за один месяц проверок.

Отца мы не видели: в 6 утра он был уже на наряде, домой приходил с работы за полночь... без выходных. Представить, чтобы он сходил с нами детьми хоть раз в цирк или кино было не возможно. Помню только один раз мы ездили на рыбалку.

Отец всю жизнь любил только одну женщину, мою маму. Они прожили вместе очень счастливую жизнь.

Помню, что всегда он что то патентовал, чертил, изобретал... смородноуборочный комбайн в Мичурино, пропашной культиватор переделанный из кукурузной сеялки... он был механик от бога.

И все бы было хорошо... не умел только отец взятки давать, не умел тащить и не давал другим, на партсобраниях говорил то, что думает. Трест Обловощпром, который тогда возглавлял Троицкий, очень был недоволен таким строптивым руководителем... 

Попросил, как то Троицкий отца выделить путевку для своей секретарши в санаторий, утомилась мол она на трудной работе — помог отец, съездила труженица отдохнула... Только вот за путевку "забыла" 300 рублей отдать. Отцу бы надо было "понять и простить", а он недотепа Троицкому вопрос задает, что ж мол твоя секретарша ... Не понять было Троицкому, что не воровал отец и деньги эти из своей зарплаты отдал за путевку. 

Дальше больше... начали строить дорогу в совхоз, отец сбивает цену у бригадира армянской бригады с 10 рублей за укладку квадратного метра асфальта до семи, привозит этого бригадира в Трест к Троицкому, тот встает и говорит этому бригадиру — вот тебе 6 рублей за метр, хочешь строй, хочешь нет. Заключили Договор, а потом отца обвинили в том, что он якобы заключил Договор по высокой цене. Такая же история с крышей завода, в общем завели уголовное дело... суды, разбирательства и пр.

Как то раз отец просит меня записать телефонный разговор. Звонит Троицкому, мол провожает меня в аэропорту в военное училище и решил сказать ему все, что наболело. Троицкий клюнул и открытым текстом отцу выложил, что дело сфабриковано от начала и до конца, что надо быть покладистей с начальством и пр. пр. 

Когда было последнее судебное заседание, то перед вынесением приговора отец попросил суд его выслушать и прокрутил эту запись... Троицкому конечно поплохело конкретно, но отца это спасло от тюрьмы.

Поехал он добиваться правды в Афанасьеву — главному редактору газеты "Правда". Тот сказал отцу, хорошо, давай я напечатаю твою историю в Правде. Ты как потом с этими же Троицкими будешь жить? И отец плюнул, уехал на свою малую Родину в Золотаревку, построил дом и начал новую жизнь. 

И все бы было хорошо, если бы однажды не стали разгружать в Золотаревском лесхозе ящик стекла и не разбежались  мужики... Отцу было жалко бросить, разбилось бы стекло... От сильного перенапряжения у отца в этот же день случился инсульт.

Его спас Комаров Владимир Александрович, нейрохирург. Он приехал на своем запорожце в Золотаревскую больницу, посмотрел отца, через две недели перевез его в область и потом в Москву в больницу им. Бурденко.

Операцию в Бурденко делал какой то знаменитый нейрохирург 8 часов, удалили два невроза.

Много лет спустя, Троицкий все же приехал к отцу, чтобы попросить у него прощения, видимо советь замучила.

После операции отец прожил еще 17 лет. К сожалению он не восстановился полностью, остался инвалидом второй группы. Но он работал, потому что не мог сидеть без дела. Он работал так, что я молодой и здоровый офицер-лейтенант чувствовал себя рядом с ним бездельником.

Главным делом его стало пропагандирование Лапчатки белой, лечебной травы, которая сейчас широко известна в первую очередь благодаря ему. В журнале "Химия и жизнь" в первые в 1983 году прочитав о ней статью, отец долгих 15 упорно публиковал во всех журналах статьи, писал в институты и пр. Отец выписал из Киевского ботанического сада посадочный материал Лапчатки белой и начал ее культивировать и распространять. Вода камень точит... Постепенно Лапчатка начала завоевывать  себе популярность у населения, были созданы несколько препаратов на ее основе в том числе и Эвалар, которая приобрела у отца для себя посадочный материал.

Так его дело продолжает жить и приносить людям здоровье. И еще остается светлая память о нем всех, кто его знал.

Один раз, мне было лет двенадцать и отец нас застукал с Серегой в сарае, где мы курили дедкины сигареты "Прима", он очень расстроился и единственный раз меня поругал. Он сидел на табурете, я стоял напротив и чувствовал, как он расстроен. Отец строго мне сказал: когда вырастишь и поступишь в институт, черт с тобой, кури, а сейчас не смей. Это была с его стороны единственная воспитательная мера за всю мою жизнь. Отец никогда не кричал и не ругал нас с братом. Он жил и вел себя всегда так, что не надо было ничего говорить, все и так было понятно. Мне невозможно трудно было представить себе, что я мог бы его как то расстроить. В Армии это называют "Делай, как я" вместо "Делай, как я сказал".

"...От Волги по Юкон
       пусть будет знаменито,
как, цокнув языком,
       любил он землянику."

Меня всегда поражала его любовь к жизни, к природе, к работе... Он умел ценить ежеминутное ощущение себя в пространстве, он умел смаковать это, удивляться и ценить простые вещи... Не ворчал, не обвинял всех и вся... Он искренне жил, также любил и работал искренне, не берег себя к сожалению...

Спасибо тебе, отец, что ты воспитал меня таким, какой я есть, за то что похож на тебя, как копия, за то что я продолжение тебя! 




Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened